Алюминиевая лихорадка и металлоискатель Clone Pi-W

Данная история берет начало в рассвете «нулевых», а именно в 2000 году. Тогда в наших краях (Украина, Винницкая область) начал набирать обороты прием металлолома. В то время черный металл у нас в городке никто не принимал, котировался исключительно «цветняк» или «цветнина», как говорят в России. Легальных пунктов приема не было (впрочем, нет их и сейчас), принимали металл «хитрожопые» граждане, которые потом успешно пересдавали его в области, разумеется, по совсем другой цене. Впрочем, никто и не жаловался, так как с работой в городке с населением чуть больше 10 000 было не очень, и дополнительная возможность подзаработать была весьма кстати.

В то время мне только исполнилось 20 лет, с работой, как я уже говорил, было туго, и перебивался я случайными заработками. Недалеко от нашего городка, километрах в пяти, находился государственный кирпичный завод. Построен он был на отшибе по одной простой причине – кругом была глина, то есть отличное сырье для кирпича. При СССР и до середины 90-х заводик сезонно обеспечивал местное население работой, но со временем зачах, закрылся, и к началу нулевых был «под ноль» вырезан армянами на металл. Так бы и кануло это госзаведение в небытие, если бы не одно «НО».

Заводские свалки

В процессе производства пачка кирпичей с ленты ложилась на рамки, сделанные из алюминиевого сплава, после чего рамки с кирпичом укладывались на вагонетки и отправлялись в сушилку. Рамки эти регулярно ломались и лопали, не выдерживая веса сырца. Рабочие, не долго думая, тупо выбрасывали их на свалку – при СССР недостатка в алюминии не было, рамки никто не считал, регулярно привозили новые.

Свалка в разное время (а работал завод с 1950-х годов, точный год открытия я не знаю) находилась в нескольких местах. Короче говоря, за 40 с лишним лет по территории завода было разбросано алюминия, меди и прочего кошерного металла более чем достаточно. Самая «свежая» свалка находилась рядом с главным зданием. Как только она вырастала до неприличных размеров, грейдер планировал ее, убирая большую часть мусора в глубокий овраг. Он-то и стал главной локацией раскопок. Но обо всем по порядку.

Копают «рамки»

Итак, в начале нулевых мое финансовое состояние было незавидным, как впрочем, и у большинства моих друзей. И вот, в один прекрасный день, встречаю я своего товарища Серегу, и он в процессе непринужденного разговора поведал мне, что на кирпичном копают «рамки».

Надо сказать, что на самом заводе я никогда не бывал за ненадобностью, и как выглядят эти самые «рамки», представлял довольно смутно. Однако данная инфа меня вдохновила — вооружившись лопатой и мешком, я, оседлав велоизделие печально известной марки «Украина», выдвинулся в сторону многострадального завода.

Прибыв на место, я, мягко говоря, был немного удивлен масштабами раскопок. Наверное, так выглядели участки на Аляске времен золотой лихорадки. По всей территории завода, то тут, то там маячили солидные ямы разной степени свежести. Из некоторых бодро вылетала земля – процесс, как говорится, был в самом разгаре. При такой активности местного населения остается только удивляться, что я узнал о местной «алюминиевой лихорадке» столь поздно. Перездоровавшись со всеми знакомыми, коих на алюминиевом «месторождении» оказалось немало, я, совершив небольшой обход территории, приступил непосредственно к делу.

Как я заметил, большинство «старателей» работало на склоне глубокого оврага. Работа выполнялась следующим образом: в самом низу склона копалась яма, или траншея произвольного размера и глубины. По ходу раскопок из земли изымался весь металл (если попадался), после чего выше по склону копалась следующая яма, а нижняя засыпалась. В длину склон был метров 300-400, так что места, в общем, хватало всем желающим. Склон густо порос колючей акацией, но это обстоятельство никого не останавливало. Более того, если «старателю», как говорится, «пёрло», то он, долго не думая, валил дерево с помощью одной лопаты, подкапывая его со всех сторон.

В общем, облюбовав себе делянку, я приступил к земляным работам. Сначала попадалась только проволока от покрышек, которыми на заводе разжигали печь. Но вот лопата издала глухой звук, и на свет появился первый кусочек – небольшой, но начало есть!

Не буду описывать нудный процесс рытья котлованов, усталость и мозоли, скажу только, что место мне попалось хорошее, и в тот день копнул я лома на 20 гривен. Для справки – средняя зарплата тогда составляла 120-150 гривен, а хорошие джинсы стоили гривен 30-40.

Стоит ли говорить, что на «раскопки» я возвращался не раз и не два – работал там все лето и осень, вплоть до морозов. Иногда получалось очень даже и неплохо – за день и 40 и 60 гривен. Ушлые приемщики, унюхав такое дело, приезжали прямо на завод с весами и принимали выкопанное добро прямо на месте, так что домой я возвращался налегке и с деньгами. Копались не только рамки – попадались и сгоревшие электромоторы, разного рода детали от станков, оборудования, и.т.д.

Новый помощник — металлоискатель CLONE Pi-W

Разумеется, со временем «месторождение» металлолома себя изжило, было заброшено, заросло сорняками и акацией, полностью одичало и постепенно превращалось в свалку. Однако ровно 10 лет спустя я снова оказался там. На этот раз, кроме лопаты и мешка, в моем распоряжении был автомобиль системы ВАЗ 2105 и металлоискатель марки «Клон Pi-W» очень известный в кругах сборщиков металлолома.

Самодельный металлоискатель Клон Pi-W

Расскажу немного об этом металлодетекторе. Начнем с того, что он полностью «самопальный». Названием своим аппарат обязан тому обстоятельству, что он, по сути, является клоном какого-то там зарубежного заводского аналога. За изготовление металлоискателя я заплатил ровно 1000 гривен, и, надо сказать, он таки стоит этих денег.

CLONE PI-W

У металлоискателя CLONE PI-W много вариаций, т.к. собирается он из подручных средств, единые лишь «мозги»

Аппарат CLONE PI-W прошит строго под металлолом, причем под крупный лом (хорошо ловит куски размером с крышку  от банки), на мелочь типа гвоздиков, гаечек и монет реагирует едва слышными всхлипами. Чем больше кусок и ближе к поверхности – тем выше тон и громче звук – все предельно просто. Глубина обнаружения – до метра. Правда, на такой глубине металлоискатель уверенно видит только объекты размером с батарею отопления или канализационный люк, однако примерно с метра я как-то извлек солидных размеров электромотор.

Добиваем знакомые места

Приехав на место, я с трудом его узнал – настолько все одичало и заросло молодыми деревьями. Однако, сориентировавшись, двинул по местам «боевой славы». Пробираясь между колючими акациями, я заметил довольно свежие ямки разной глубины, характерные для поисковиков с металлоискателями – конкуренты, блин!

Однако, включив аппарат, о конкурентах я забыл. Сколько было пропущено ништяков! Некоторые, довольно крупные куски рамок валялись практически на поверхности, слегка присыпанные грунтом и сухой листвой – были выброшены из ямы вместе с землей, да так и остались незамеченными.

Напомню, что дело было в 2010 году, а в это время и черный металл уже котировался очень хорошо – килограмм тогда стоил 2.5-3 гривны. В 2000 году «чернину» мы не брали, выбрасывая ее в сторону, и присыпая по ходу раскопок землей. Теперь же я греб все, что попадало в поле зрения «Клона».

Итог одного выезда – около 50-ти кило «цветняка» (12 грн за кило алюминия) и больше 200 кг черного металла, причем некоторые куски дотащить я сам не мог, пришлось потом возвращаться с подмогой.

Разумеется, я периодически кормился там с переменным успехом до наступления холодов. По деньгам выходило совсем неплохо – примерно в два, а то и три раза больше средней зарплаты по местности – от 3 до 4 и больше тысяч в месяц за 5-8 выездов. Постепенно подтянулись и «коллеги», вооруженные аппаратами самых разных систем, и старое доброе алюминиево-железное месторождение на короткое время обрело вторую жизнь. Которая, впрочем, продлилась недолго. Сегодня на месте старого кирпичного завода полноценный мусорный полигон. Я периодически бываю там, вывожу мусор, и всегда с улыбкой и ностальгией вспоминаю веселое время местной «алюминиевой лихорадки».