Медный шантаж

Было начало нулевых. Я только закончил профтехучилище и устроился на предприятие по специальности электромонтер. После нескольких месяцев шатаний по бригадам, меня отправили в одиночку наводить порядок в складе двигателей — электродвигателей. Это было место посреди цеха, огороженное забором. Надо признать, что работы было там не початый край.

В перспективе я должен был обслуживать годные двигателя: менять подшипники, смазывать их, производить замеры и так далее. А также подготавливать горелые в ремонт на перемотку. Но первоначальной задачей была все-таки сортировка. Движки были просто раскиданы что называется гамузом, а надо было отдельно расставить с фазным ротором, короткозамкнутые и раскуроченные.

Что такое раскуроченный двигатель? Это тот, у которого вынули все медные обмотки. Первоначально курочили движки постоянного тока – там все просто: открутил болты, а катушки с медью сами повыпадают. Но они скоро закончились и тогда пришла очередь переменных. Чтобы отковырять медь из них нужно повозиться. Обмотки намотаны в пазы и залиты лаком, поэтому нужны источники огня, чтоб выпалить компаунд и вытянуть медь.

Электродвигатель постоянного тока

На следующий день после моего назначения в склад, я продолжил днем ранее начатую работу: переписывал номера и серии моторов и сверял их с перечнем. Каково же было мое удивления, когда я не нашел уже вчера найденный и помеченный как годный двигатель серии АИР с короткозамкнутым ротором на 75 киловатт. Его никто не менял, его никуда не переправляли.

Украли!

Но такую дуру весом за 300 кило не так просто взять и разобрать. Нужен кран. Нужно много места и поменьше надоедливых глаз. Пусть и разбирали их вовсю, но чтоб в открытую – такого не было.

И я решил пойти на поиски как какой-то сыщик. Двигатель брали мостовым краном и передавали на телегу. Оттуда, по видимому, мотор вывозили на улицу и уже с телеги двигатель уличным краном передавался куда-то дальше. Крановые троллеи шли далеко к заброшенному товарному переезду.

Вот там-то я свой двигатель и нашел. А также еще штук 15 подобных ему, только уже без обмоток. Там было укромное место и, что самое главное, имелся пост под газовый резак, которым и выжигался лак. Я был слишком мал и глуп и поспешил доложить о своей находке высшему начальству. Думал, что они вызовут охрану, устроят засаду и арестуют чуваков.

Думал.

Может, чтоб избежать лишней шумихи, может из-за чего еще, но мне через время ответили, чтоб я просто забрал двигатель. И все..

На тот момент я учился на заочном и лишняя копейка мне не повредила бы. Я прессовал медь и выносил в пачках из-под сигарет. Хорошо запрессованная пачка весит полтора килограмма, но то были мелочи. И медь я добывал из остатков сгоревших кабелей и другого мусора. И, главное, нерегулярно.

Я легко вычислил машиниста, который забирал двигатель и решил подойти поговорить. Он был мой, считай, знакомый, поэтому не стал жаться, а просто рассказал всю систему.

Система

Работали в ночных сменах. Втроем: он, стропальщик и резчик. Выносили через охрану: то есть после того как медь была готова, ее относили на пост, где охранник прятал ее у себя. После ночной они забирали и несли на приемку. Каждый день начальник караула распределял «своих» людей по постам. Каждый день на новые проходные. График был оговорен со всеми «несунами». За это охранники получали свои 50 % от выручки. Это я узнал потом, когда меня приняли в «бригаду». Напросился перейти в смену.

Хоть они и втроем справлялись неплохо, но иногда у кого-то не получалось оторваться от работы, а, самое главное, у меня был автомобиль. После смены я грузил у дубаков сумари и ехал на приемку. За одну ночную удавалось добыть, порой, до 100 килограмм. Палили все – движки, кабеля. Курочили трансформаторы.

Маленький трансформатор

Выбор приемки сделал сам, хотя мне туда не советовали ездить, не называя причины. Это была ближайшая к заводу в частном секторе. Заведовала там пожилая дама. Хотя для меня было лучше некуда: близко, всегда правильные весы, а, главное, приезжай в любое время суток.

Все было круто и так продолжалось три месяца.

Засада

Когда в очередной раз я подъехал к приемке и стал выгружать металл ко мне сзади подошел мужчина в штатском и попросил документы. После того, как я предъявил права, он велел сесть с ним в его машину. Там он рассказал о том, что знает, где я работаю, какое количество меди вывожу и просил до конца месяца собрать сумму в 350 долларов. В противном случае он прямо здесь забирает меня в участок. Конечно, я попытался всячески выкрутиться, но пришлось соглашаться.

Мои компаньоны помогать мне отказались – двое говорили, что это понт и не стоит волноваться, а один, что это мои проблемы и что тебя предупреждали, что на ту приемку показываться не стоит. К охране я даже не подходил. В итоге мне пришлось в одиночку собирать всю сумму. Почти все три месяца работы, что я занимался разбором электромашин вложились во мзду товарищу в погонах. И это еще хорошо, наверное, отделался.

Но на тот момент с медью я решил окончательно завязать. Была куда более прибыльная работа, связанная с выносом ферросплавов, но это другая история.