Сказ о том, как механики металл сдавали

Грустное вступление

Работал я в далеких нулевых механиком в одной, довольно крупной, дорожно-строительной организации. Организация имела в своем распоряжении достаточную материально-техническую базу. Много специальной техники, среди них много катков, экскаваторов, грейдеров, асфальтоукладчики, снегоуборочные машины и многие другие. Так же, само собой, большое количество грузовых и легковых машин. Тракторов так вообще более 60 единиц. Помимо головного центра в г. Кемерово, у предприятия было некоторое количество филиалов. В каждом филиале свои неплохие ремонтно-механические мастерские. Одним словом, странно, что все это богатство пережило лихие девяностые и другие невзгоды.

Все было хорошо, пока акции нашей организации не выкупило другое, предприятие, с названием Автодор в конце. Как водится, посмотрели, что да как, прикинули, и стали потихоньку смещать с руководящих постов грамотных руководителей и ставить своих «эффективных» менеджеров. Сначала даже стало гораздо лучше. Появилось много контрактов, накупили много импортной техники, стали работать. Прошел год или два. Одни «эффективные менеджеры» сменялись другими, еще более «эффективными» и пошел самый что не на есть спад. Сокращение персонала, урезание бюджета, в том числе на запасные части. Стали не выполняться контракты в срок.

Кончилось все тем, что стали сломанные машины разбирать на запчасти для еще живых. Денег не было даже на ГСМ. Сдавали в чермет двигателя (которые мы бережно хранили под замками), в общем все стало очень плохо.  Дошло даже до того, что людей заставляли работать на автомобилях без тахографов и системы Платон, у них накопилось много штрафов, на что руководство отвечало всегда одной фразой – сдавайте чермет.

Пляски на костях

Зная, что в той или иной степени, конец близок, да к тому же необходимо и правда было мужикам водителям штрафы платить, резали все что плохо лежало под забором и не только. Древний асфальтоукладчик, древние катки, какие-то рамы автомобилей, старые кабины, мосты, редуктора и многое другое. Что годами копилось на черный день, все поехало в приемку черного металлолома. Под эту дудку некоторые недобросовестные работники стали заниматься хищением, но это уже другая история. Вернемся к нам с Вами.

В один прекрасный осенний день, решили мы с напарником посвятить полностью выходные разбору ненужного оборудования на цветной металл. Такие вещи, как например, насосы шестеренчатые, насосы аксиально-поршневые, некоторое пневматическое и гидравлическое оборудование, редуктора, поршня и прочее, состоят по большей части из алюминия и его сплавов. Все эти сломанные или просто на просто устаревшие запасные части мы долгое время складировали в специально отведенное для этого дела место.

В субботу пришли на работу, переоделись и стали работать. Каждый насос необходимо было разобрать, отвинтить много болтов и гаек. В насосах НШ помимо алюминиевого корпуса попадались бронзовые вкладыши – подшипники скольжения. В аксиально-поршневом насосе алюминиевый корпус, а внутри латунный золотник весом каждый 0,7 – 1,5 кг чистого металла. Головки блока цилиндров, это, наверное, все знают. Когда закончились насосы и головки с поршнями, дело дошло до огромного алюминиевого редуктора со старого советского экскаватора, руками было его не поднять, но самое обидное было то, что он состоял из двух частей, одна часть корпуса была целиком из алюминия, а вот вторая, негодяйка, магнитилась. Потратили мы на этот редуктор часа три времени, но так и не смогли разъединить обе половинки. Было очень обидно.

Но самое интересное было потом. Мы уже сделали по три – четыре ездки в пункт приема металла. Одна ходка по 70-90 кг алюминия в багажнике. Подчистили один схрон, второй. И тут наступил апофеоз. Один из загашников представлял из себя под лестничное помещение, там у нас находились различные сальники, манжеты, лампочки и по полкам как раз насосы и прочие, еще как будто бы нужные запасные части. Так вот, проработав на предприятии около десяти лет, каждый раз заходя в этот бендяк, все спотыкались о какую-то трубу, ну лежит и лежит, фиг с ней. Что меня в тот день побудило наклонится к ней, ума не приложу. Эта труба представляла из себя кусок толстостенной заготовки, наружным диаметром где-то 120-130 мм, с толщиной стенок около 20мм и длинной по 35-40 см два куска каждый. Все хорошо, только она была сделана из меди. Чистой меди. От времени полезла зеленая окись. Я думаю эта заготовка была вылита из медного лома, для дальнейшей обработки на токарном станке с целью получения каких-нибудь медных колец.

Одним словом, то, что мы потратили целый день на добычу алюминия, не стоило и 10% от суммы, которую нам заплатили за эти две медные заготовки.

Денег полностью хватило оплатить мужикам штрафы, ну и что греха таить, нам тоже осталось. При осуществлении нашей акции не один рабочий или нужный механизм, или оборудование не пострадало.

На том предприятии я уже не работаю, а сама организация судя по всему доживает свои последние дни.